Сделать лавку в баню своими руками

Сделать лавку в баню своими руками
Сделать лавку в баню своими руками

Сделать лавку в баню своими руками

Сделать лавку в баню своими руками

Мы жили в небольшом областном городе, в коммунальной трехкомнатной квартире. У нас была одна комната на семью их четырех человек – папа, мама, и мы с братом Вовкой. Мне было восемь лет, а Вовке десять. Папа работал на заводе, а мама – кассиром в магазине. Родители спали на кровати, а мы с Вовкой на широкой раскладушке, которую днем складывали и ставили к стенке. Родители были еще молодые и часто занимались сексом у нас на глазах. Вечером папа ложился на маму и энергично двигал задом. Зимой они это делали под одеялом, а летом в открытую. Утром после того, как прозвенит будильник, папа опять ебал маму, а потом шел бриться и умываться. Он раньше всех уходил на работу. По выходным дням и праздникам, папа утром ложился на маму и потихонечку ее поебывал. При этом мы все вместе разговаривали, делились новостями и планами, пока родителей не начинало разбирать. Тут они забывали о нас, папа все энергичней двигал задом, потом со стоном утыкался маме лицом в плечо и какое-то время быстро-быстро ее ебал. Мама иногда тоже начинала стонать и двигать тазом навстречу папе, а иногда лежала спокойно, ожидая, когда папа кончит.

После обеда по выходным папа с мамой ложились «отдохнуть», мы с Вовкой делали уроки. Папа ложился к стенке, а мама в халатике к нему задом. Папа гладил маме груди, живот, попу, потом задирал ей подол халата, мама просовывала руку себе между ног и помогала ему вставить хуй. Папа начинал ритмичные движения тазом, потом темп ускорялся, и он со стоном кончал. Мама иногда говорила:

- Паш, не спеши, у меня тоже подходит.

Через некоторое время она начинала стонать и они оба кончали.

Так было, когда мы были совсем маленькими, и родители, видимо, считали, что мы и теперь ничего не понимаем. А между тем Вовка уже давно занимался онанизмом. От меня он не прятался. По вечерам, когда родители ебались, он упирался своим хуем мне в жлпу и двигал им между половинками. Когда родителей не было дома, он просил меня подрочить ему, а иногда ложился на меня, вставлял в меня свой хуй и двигал им, но не глубоко, чтобы не сломать целку, как он говорил.

Однажды в воскресенье родители собрались на рынок и, когда они ушли, Вовка лег на меня, засунул в меня свой хуй и стал осторожно им двигать. Но неожиданно вернулась мама и застала нас за этим занятием.

- Вовка, ты что, паразит, делаешь? – запричитала она. – Танечка же совсем маленькая, ни в коем случае не суй ей ничего в писечку. Порвешь там все, у нее неприятности будут. Ты этого хочешь?

- Ничего я не хочу, - запричитал Вовка, - просто у меня стоит, и я не знаю что делать.

- Успокойся, я вас научу. Мы с моим братом Васей тоже решали эти проблемы. Он на три года моложе меня и, когда подрос, стал приставать ко мне со всякими глупостями. Ваша бабушка, моя мама, это заметила и научила нас сношаться в попу. Ты, сынок, смажь залупку вазелином и вставляй Танечке в попу. Некоторым это даже больше нравится, чем в писю. Пока у тебя писюлек маленький, вам вполне можно так развлекаться без всякого вреда. Попробуйте, вазелин вон там в шкафу, - сказала она и ушла.

Вовка достал вазелин, смазал залупу, я встала на четвереньки, и он вставил свой хуй мне в анус. Сначала осторожно, а потом все размашистей стал двигать им во мне. Он быстро кончил, и нам очень понравилось это нововведение. Теперь по вечерам перед сном Вовка смазывал залупу вазелином и, когда родители начинали ебаться, он вставлял мне хуй в жопу и мы догоняли родителей.

Однажды мама застала нас за этим занятием днем, когда я стояла на четвереньках, а Вовка трудился сзади.

- Не пугайтесь, я не смотрю, - сказала она и прошла к шифоньеру, украдкой поглядывая на нас.

Когда Вовка кончил, она сказала:

- Вова, ты свой писюль и ты, Танечка, свою дырочку должны держать в абсолютной чистоте. Ведь можно в попу нечаянно занести какую-нибудь заразу. И потом, после такого действа надо обязательно вымыть и писюль и анус, ведь это все-таки попа со всеми своими ароматами. Сексуальные взаимоотношения между мужчинами и женщинами часто приводят к самым различным заболеваниям, многие из которых объясняются нечистоплотностью. Чтобы все у вас блестело, как у кота яйца. Понятно?

- Да! – заорали мы.

Нашими соседями были семья инженеров с одним маленьким ребенком, они ждали второго. В третьей комнате жил тридцатипятилетний мужчина устрашающего вида, мрачный и очень здоровый, который работал посменно на заводе. Иногда к нему приходили компании из мужчин и женщин. Они пили водку, пели песни, потом расходились, но одна, а иногда две женщины оставались на ночь. Тогда из-за двери раздавались скрипы пружин и женские стоны. Мама с соседкой тетей Ниной выходили в коридор, прислушивались и обсуждали услышанное.

Когда тетя Нина забеременела, то за пару месяцев до родов она попросила маму помочь ей с мужем.

- Валь, мне уже нельзя ебаться, а муж на сторону смотрит. Помоги, пусть он тебя иногда поебывает. Свои люди, ты женщина чистоплотная, а то он принесет какую-нибудь заразу в дом.

- Не знаю, Нин, а если мой муж узнает, ты представляешь, какой скандал будет? – ответила мама.

- Валечка, будем соблюдать полную конспирацию. Я всегда буду на стреме. Пойдем сейчас к нам и все обговорим.

Они отправились в комнату к тете Нине. Нашего отца не было дома, дверь была приоткрыта.

- Валера, Валя согласна нам помочь, но ее муж ничего не должен знать, - начала тетя Нина.

- Конечно, Нинок. Валюша, я согласен на все твои условия. Мне бы хоть раз в три дня спускать, а то яйца пухнут, - ответил Валера.

- Валер, это чисто деловая сделка, никаких нежностей, у тебя для этого жена есть. Но, конечно, ты должен меня подготавливать к акту, а не насухую драть, - сказала мама.

- Конечно, Валюш, не первый год замужем.

- Валь, я сейчас с дочкой пойду к вам и прослежу, чтобы твои дети не подглядывали, а вы тут потренируйтесь.

Тетя Нина с дочкой пришла к нам, и мы стали во что-то играть. Минут через десять вошла мама, взяла полотенце, банку со спринцовкой и пошла в ванну. Тетя Нина последовала за ней, и мы следом. Мама задрала халат до пояса, села над тазиком и стала спринцевать влагалище.

- Ну как, Валюш? – спросила тетя Нина.

- Да все нормально, - ответила мама.

- Как он тебя, раком?

- Да нет, я легла, так быстрее и не так утомительно.

- А ты спустила?

- Нет, твой Валера торопился, я не успела, - ответила мама.

- Ну, я ему дам.

- Дашь, когда родишь, да и то не сразу. Притремся мы с ним.

- Конечно, притремся, – высказался подошедший Валера.

- Валюша обижается, что ты не дал ей кончить, - упрекнула тетя Нина.

- Валечка, я быстро спустил, потому что после длительного воздержания, а если мы будем чаще встречаться, я тебе гарантирую оргазм.

- Ладно, посмотрим. Первый опыт будем считать успешным, - ответила мама.

Потом месяца два до родов дядя Валера периодически ебал нашу маму. Тетя Нина с ребенком сидела на кухне или у нас и ждала окончания сеанса. Потом, пока мама подмывалась, они делились впечатлениями. Тетю Нину интересовали все мелочи. Она очень обрадовалась, что мама стала кончать с дядей Валерой и у них появились любимые позы. Мама сказала, что с дядей Валерой ей нравится ебаться по-офицерски, задрав ему ноги на плечи, тогда он глубже пронимает в нее и она быстрее спускает.

После родов к тете Нине приехала ее мать, еще достаточно молодая и симпатичная женщина, и дядя Валера стал ебать ее, прямо при тете Нине. Он даже спал с тещей, а не с женой. Тетя Нина делилась с мамой:

- Валь, представляешь, он меня так часто не ебал, как сейчас маму ебет. А мамочка моя та еще женщина. И сверху, и снизу, и сбоку, и сзади пихаются. Она становится над ним на колени жопой к его лицу, и сосет ему хуй, а он лижет ей все вплоть до ануса. Со мной он такого не вытворял.

- Вот и хорошо, ты повысишь квалификацию, научишься чему-то у мамочки. - А как там твой отец-то без жены обходится?

- Да он главным бухгалтером работает, подчиненные - одни женщины. Они там за него в драку. У него проблем с сексом нет.

На Новый Год к нам приехал мамин брат Василий. Посидели за столом, погуляли не улице, потом вернулись домой и стали укладываться спать. Дяде Васе постелили на полу между родительской кроватью и нашей раскладушкой. Папа быстро уснул, а дядя Вася с мамой все шептались о чем-то. Потом мама поднялась с кровати и забралась под одеяло к дяде Васе. Они стали целоваться, гладить друг друга, потом дядя Вася лег на маму и стал ее ебать. Вовка не намазал залупу вазелином, поэтому стал водить своим хуем между моих ягодиц. Потом догадался, смочил залупу слюнями, вставил мне в анус и задвигал задом. Дядя Вася заметил, что мы с Вовкой мало того, что не спим, так еще и ерзаем на раскладушке.

- Дети-то не спят, это ничего? – шепотом спросил он у мамы.

- Они ебутся. Вова ебет Танечку в жопу, как мы с тобой, помнишь? Это я их научила, чтобы Вовка онанизмом не занимался, - ответила мама.

- Молодцы, - похвалил дядя Вася и еще энергичней задвигал задом.

Вскоре они оба застонали и кончили одновременно. Вслед за ними задергался и Вовка.

Когда мама перебралась к папе на кровать, мы не видели, но то, что мама ебалась с дядей Васей нас удивило. Еще больше мы удивились, когда утром маму поебал сначала папа, а потом папа откатился к стенке, а дядя Вася лег на маму и стал ее ебать при папе. При этом они шутили, смеялись и их это нисколько не смущало. Весь день и всю следующую ночь маму ебали по очереди, то папа, то дядя. Разгадку мы получили позже, от бабущки.

Летом мы поехали к бабушке, маминой маме в деревню. Туда же приехал мамин брат Василий с женой. Своих детей они отправили в пионерлагерь. Истопили баню и бабушка нам сказала:

- Пусть ваши родители сначала помоются, а потом мы с вами пойдем.

Папа с мамой, дядя Вася и его жена Юля пошли мыться все вместе. Мы с Вовкой решили подсмотреть за ними. Такая возможность была, так как в бане было окно, стекло было когда-то закрашено белой краской, которая в значительной степени облупилась. Пока бабушка собирала все необходимое для бани, мы с Вовкой пробрались к окну. То, что мы увидели, было для нас неожиданным. Мама и тетя Юля стояли, упершись руками в скамейку, и целовались, а сзади их ебали папа и дядя Вася, причем дядя Вася ебал маму, а папа тетю Юлю. Всем было очень весело.

- Вы что тут делаете, сорванцы, - услышали мы голос бабушки. - Нехорошо подглядывать, - сказала она, прильнув к окну и долго не отходя от него. – Вот чумовые, что делают. Я вам потом объясню, чтобы вы не удивлялись. Сейчас они выйдут, и мы с вами пойдем мыться. Пошли пока к дому.

Вскоре родители и тетя с дядей очень веселые вышли из бани и уселись на лавочке перед домом. Мы с бабушкой пошли мыться. В предбаннике мы все разделись и стали разглядывать друг друга голыми. Бабушке было чуть за пятьдесят, это была довольно красивая статная женщина с большой грудью и широким тазом. У нее был небольшой животик, а не пузо, как у многих женщин в ее возрасте. Под животом у нее был густой куст волос серого цвета. Ее крупную и крепкую попу разделяла глубокая ложбина.

Бабушка вымыла сначала меня, потом уложила Вовку на полок и постегала его веником. Потом легла сама, а мы с Вовкой стали хлестать ее вениками. Бабушка притворно охала, потом спустилась вниз и занялась Вовкой. Она помыла его мочалкой с мылом, потом поставила перед собой и стала играть с его писюлем, перебирать яички.

- Вот какой мужчинка подрастает. Танечка, он к тебе еще не пристает?

- Он меня в жопу ебет, нас мама научила, чтобы он мне целку не сломал, - ответила я.

- Это я в свое время вашу маму научила. У Васьки уже в шесть лет начал хуй вставать, так ваша мамка положит, бывало, его на себя, вставит его перчик себе в писю и заставляет двигать задом. А когда Васька стал подрастать, хуек-то у него тоже стал увеличиваться, думаю, испортит он девку бестолковую. Остановить их уже не остановишь, раз они привыкли друг о друга тереться. Я и научила их в попу пихаться с вазелином. Но это не помогло, когда Ваське одиннадцать исполнилось, а мамке вашей четырнадцать, он сломал ей целку. Но это она сама его на себя затащила, подружки посоветовали. Мол, пока брат спермой не брызгает, можно еться с ним, сколько хочешь, не боясь беременности, и удобно, никуда бегать не надо. Может оно и правильно. Деда вашего к этому времени уже не стало, он трактористом был и на тракторе под лед провалился. А меня ваша мамка не очень слушала. Они с Васькой у меня на глазах ебались. То спереди, то сзади, то она ему ноги на плечи закинет. Сначала Васька к вашей маме никого из ребят не подпускал, в школу вместе ходили. Там, пока идут гурьбой через лес, все переебутся, а он только с сестренкой терся, очень они любили друг друга. Потом ваша мамка влюбилась в парня старше ее, очень красивый был, да он и сейчас такой же, кузнецом у нас работает. Они долго встречались, пока дочка в техникум не поступила. Но и тогда, как приедет, сразу к нему бежит. А он тут всех девок в округе переебал, ему ни одна не может отказать. Ну а потом в техникуме пьянки-гулянки, вашу мамку сразу по нескольку мужиков драли, она пить начала. Хорошо тут ваш папка подвернулся, любовь у них возникла, поженились и вы на свет появились. Но про Ваську и кузнеца ваш папка знает и легко к этому относится, родной брат жену не уведет, да к тому же Васька разрешает ему свою Юльку ебать, все-таки разнообразие. Юлька в воинской части в клубе работает, так ее там все от солдата до генерала ебали, безотказная, любит это дело. И к кузнецу ваш отец мамку отпускает. Он женатый, трое детей, на вашу мамку семью не променяет. А взамен ваша мама мужу всякие забавы устраивает, уговаривает своих подружек сходить с ним в лес или на речку, а те и рады, особенно незамужние.

- Ба, а чего ты замуж не вышла? – спросила я.

- Да не получилось. Потом вы родились, я сначала Вовочку, потом тебя пестала, я же у вас жила, мамке вашей помогала, в том числе и чтобы муж на сторону не смотрел. Пока у вашей мамки после родов пися заживала, я вашему папке подмахивала. И ночью с ним спала, и днем по первому зову становилась в позу. Я когда у вас жила, трусы не одевала. Отец придет на обед, поест, дочка кого-то из вас кормит, а я рядом стою раком или на постели он меня ебет. В новинку ему что ли, дочка говорит, что ее он так часто не ебал. При Ваське он стесняется меня накачивать, а когда один или с женой приезжает, обязательно поебет.

- Но папа же редко бывает, что других мужчин у тебя нет?

- Да местные все по нужде. Пастуху приходится давать, мужик еще молодой, так он всех баб сексуальным оброком обложил. Бабы смеются, но поддаются. Огород вспахать надо, трактористу бутылку и подмахнуть. Геологи у нас тут три месяца жили. Шесть человек у меня, столько же у соседей. Соседка Анька замужняя, детей у них нет, муж ревнивый, но она все равно умудрялась свое урвать. Прибежит ко мне, мужики сразу начинают ей подол задирать. Она меня выставляет часовым и трех-четырех мужичков через себя пропустит. Ну, а остальных я обслуживала. Ничего, все были довольны.

- Это сколько же мужиков в день получалось?

- До десятка набиралось, а кто помоложе, норовил и у меня и у Аньки отовариться. А года четыре назад у меня поселилась молодая парочка, сразу после свадьбы они решили провести ну не весь медовый месяц, а две недели на природе вдали от шума городского. У нас же здесь лес, речка, в лесу озеро, природа замечательная. Поселились они у меня с кормежкой. Мне хорошо, дополнительный приработок. На пятый день, а вернее ночью этот молодой приходит ко мне на террасу, я там спала, чтобы не мешать молодым, сел ко мне на кровать и говорит:

- Фаина Петровна, у Элички месячные, Вы меня не выручите, а то я уже втянулся в ритм, заснуть не могу.

- Чего же не выручить, - говорю.

Я скинула ночнушку, он снял трусы, больше на нем ничего не было, лег рядом и стал меня ласкать, да так, как меня уже давно никто не ласкал. Даже клитор порывался полизать. Потом он лег на меня и долго накачивал, так что мы оба спустили. Он лег рядом, разговорились. Оказывается, его Эллочка знает, что он пошел ко мне, она сама его и подтолкнула. Такая заботливая жена. Очень темпераментная, вот только не любит минет, а вот когда он ей лижет, аж визжит от восторга. Оказывается, до нее у него не было женщин, пробавлялся онанизмом. Его родителей это очень беспокоило. Его мама пыталась положить под него кого-то из своих подружек, но все не получалось. Я села ему на грудь, нагнулась и стала делать ему минет, а он стал целовать и лизать все, что оказалось перед его лицом. Хуй у него быстро окреп, я встала на четвереньки и он отымел меня сзади. Потом он ушел к своей Эллочке.

Утром, когда я хлопотала с завтраком, ко мне подошла Эля.

- Фаина Петровна, я Вам очень благодарна за Сережу. Он только стал входить в ритм семейной жизни, а тут мои месячные. Они у меня по пять-шесть дней тянутся. Вы уж позаботьтесь о Сереже. И еще, я хочу это видеть. Можно мне посмотреть, как вы с Сережей будете заниматься любовью.

- Да чего же нельзя-то, смотри на здоровье.

К вечеру, когда стало прохладней, я постелила в большой комнате на полу ватное одеяло и позвала молодых.

- Раздеваемся, молодые люди, - скомандовала я и сбросила с себя халатик. Сережа снял шорты, Эля скинула халатик.

- Ложись, Сереженька, - предложила я.

Сережа лег на спину, и мы с ним повторили ночную позу. Я делала ему минет, стоя на коленях жопой к его лицу, а он вылизывал мою промежность. Потом я легла на спину, раздвинула и согнула ноги в коленях, Сережа вошел в меня сверху и стал размеренно ебать. Эля легла рядом, гладила Сережу по спине, волосам, он целовал ее и при этом ебал меня. Когда его стало разбирать, Эля села и стала с интересом разглядывать, как хуй ее Сережи ныряет в меня, а его яички шлепаются о мою жопу. Потом мы полежали, разговаривая о чем попало, пока Сережа вновь почувствовал желание. Я стала делать ему минет, устроившись между его ног. Когда его хуй окреп, я встала на четвереньки, а он устроился сзади и стал меня накачивать. Эля пролезла между нашими ногами и снизу наблюдала весь процесс. Мы повторяли это в лесу, на речке, на сеновале, на ура принималось любое предложение, разнообразящее наши занятия.

Через пять дней Эля подошла ко мне и спросила:

- Фаина Петровна, а кто этот красивый мужчина, который разговаривал с вами у калитки?

- Это наш кузнец, Федор.

- Очень интересный мужчина. И о чем вы говорили. Мне показалось, что речь шла о нас с Сережей, потому что он все время посматривал в нашу сторону.

- Он действительно интересовался вами, спрашивал, кто это у меня живет. Мы довольно близкие люди, он был любовником моей дочери, да и сейчас еще эта связь не прекратилась, хотя он женат, имеет детей, но никак не перебесится. В округе нет ни одной сколько-нибудь смазливой девки или бабы, которую он бы не попробовал. Ему все дают.

- Фаиночка Петровна, я тоже хочу. Вы можете это устроить? Только Сережа ничего не должен знать.

- Да легко. Он на тебя, конечно же, клюнет. Только я должна тебя, Эличка, предупредить, что у него очень большой член, не всякая баба выдюжит. Я знаю, потому что тоже с ним по молодости терлась. И моя дочка к нему из-за этого присохла. А ты еще молоденькая, мужиков таких не пробовала, можешь пострадать.

- Не боись, Фаиночка Петровна. Это Сережа мой девственник, а я два года валютной проституткой подрабатывала, арабов обслуживала, а у них елдаки – самые большие в мире. Потом стала секретаршей у Сережиного папы. Он и сам меня натягивал, и под нужных людей подкладывал. У меня на него много чего накопилось, и я поставила ему условие, или он женит на мне своего сына, или я все рассказываю его жене и общественности. Сережу я напоила в ресторане и привезла к себе домой. Он проснулся в моей постели и узнал от меня ужасные вещи о том, как жестоко он меня изнасиловал. Ему ничего не оставалось, как жениться на мне. А его папахен по-прежнему меня использует. Мы с ним через месяц летим в Париж.

- Ну, тогда, дочка, я за тебя спокойна, будет тебе кузнец.

Я переговорила с Федором, он обрадовался приключению. Как стемнело, мы сказали Сереже, что пойдем с Элей к знахарке, потому что у Эли болит голова. Федор ждал нас на берегу реки, в кустах. На песке было расстелено одеяло. Я села под дерево метрах в 20 от них, а Эля пошла к Федору. Он стал что-то говорить ей, показывая на другой берег, потом прижал спиной к себе и стал гладить груди, живот, полез под платье. Снял с себя брюки и остался совсем голым. Хуй у него торчал почти вверх. Он снял с Эли платье, отбросил его в сторону, поднял ее, как ребенка, на руках и стал опускать на хуй. Эля обняла его за поясницу ногами и стала насаживаться на член. Федор осторожно приподнимал и опускал ее, пока его член не вошел в нее по самые яйца. Он подвигал ее вверх-вниз, потом положил на одеяло, лег на нее и стал энергично ебать. Это продолжалось долго, Эля стонала под ним. Наконец он кончил.

- Мне надо идти, муж ждет, - пролепетала она, едва стоя на ногах.

- Завтра приходи, буду ждать, - ответил он.

- Давай послезавтра, мне надо прийти в себя. У тебя действительно потрясающая дубина, по-моему ты мне в матку проник. А сперма, как струя из брандспойта. Я в восторге.

Она доковыляла до меня, и мы пошли домой. Сережа ждал нас на крыльце.

- Ну что, помогла знахарка? – спросил он.

- Нет, все гораздо серьезнее, чем казалось вначале. Послезавтра опять надо идти, - ответила Эля. – Я пойду лягу спать, а ты, Сережа, с Фаиночкой ложись, желаю вам веселой ночи. Я бы с удовольствием на вас полюбовалась, но плохо себя чувствую.

Она пошла к себе, а Сережа уже по-хозяйски повел меня на террасу. Чтобы не терять время, я запустила руку к нему в штаны и стала теребить его яички. Он моментально возбудился. Мы с ним разделись.

- Пойдем рядом со спящей Элькой поебемся, - предложил он.

Мы вошли в большую комнату, где ночевала Эля.

- Вы чего приперлись? – спросила Эля. Она лежала голой на кровати, но еще не спала.

- Элечка, мне очень понравилось ебаться с Фаиной у тебя на глазах, - ответил Сережа.

- Да, пожалуйста, ложитесь со мной рядом и вперед, - ответила она.

- Нет, я хочу стоя, - возразил Сережа.

Он встал передо мной, я раздвинула ноги, взялась за его хуй и направила его в себя. Я обняла его за шею, а он держал меня за бедра. Он так долго меня накачивал, что Эля не дождалась конца и уснула. Месячные у нее кончились, но она продолжала твердить Сереже, что это не так, якобы не понятно почему у нее не прекращаются кровавые выделения, из-за этого она не ходила на речку и отлеживалась дома, готовясь к встрече с Федором.

Мы с Сережей пошли на речку, искупались голыми. В воде мы с ним так заигрались, он был таким ласковым, что я просто помолодела. Мы вышли на берег и легли на одеяло. Я привычно стала делать ему минет, но он попросил повернуться к нему задом и стал вылизывать мне промежность.

- С хорошим днем вас, соседи, - раздался над нами голос Аньки-соседки. – Можно с вами позагорать?

- Ложись, ответила я, - продолжая делать минет.

Анька разделась догола и улеглась рядом с нами.

- Файка, уступи квартиранта на разок, - попросила Анька.

- Сереж, выеби эту зануду, - распорядилась я.

Сережа без всяких предисловий лег на Аньку, та ухватила его за хуй и направила в себя.

- Давай, миленький, выеби меня как последнюю блядь. Утром муж перед работой поебал. Потом после дойки пастуху подмахнула. Файка, он сказал, что за тобой должок, ты перепихнись с ним, человек нужный.

- Заткнись ты и кончай быстрей, ненасытная, - ответила я.

Анька стала энергично подмахивать Сереже, и они быстро кончили.

- Спасибо, Сереженька. Если понравилось, только помани, сразу ножки раздвину, - проворковала Анька, быстро оделась и убежала.

- Я не хотел ее ебать, это ты попросила, - обратился он ко мне, - я сейчас отдохну и мы с тобой еще поебемся. Мне с тобой даже больше, чем с Элькой, нравится. У тебя такие формы мощные, ты ласковая и не лживая. Я же знаю, что Эльку мой папахен ебет и все его заместители. Мне потом про нее столько порассказали. Она валютной проституткой была. А я к девушке стеснялся подойти, онанизмом себя изводил, а она с кем только не ебалась. Фай, я не верю, что вы ходили к знахарке, не нужна ей знахарка, здесь мужик замешан. Это тот красавчик, с которым ты у дома беседовала?

- Да, это наш кузнец Федор. Местный сексуальный бандит. У него хуй с полено, я говорила Эльке, она не испугалась.

- Она завтра опять пойдет? Где они встречаются, я посмотреть хочу, что этот мачо вытворяет такое, что бабы к нему липнут.

- Да как мы тебе скажем, что пошли к знахарке, ты иди за нами на удалении и все увидишь.

- А сейчас пойдем домой и поебемся на глазах у Эльки, - предложил он.

Мы пришли домой, разделись догола на террасе и вошли в комнату, где Эля в легком халатике лежала на кровати и читала журнал.

Мы стали против кровати лицом друг к другу, я помогла Сереже вставить в меня хуй, мы обнялись и стали ебаться, поглаживая и целуя друг друга.

- Ну, это уже слишком, что это за демонстрация? – закричала Эля. – Фая, сношения должны происходить в умеренных пределах и только с моего разрешения.

- Пока мы здесь, все будет происходить по моему желанию, - ответил Сережа.

- Посмотрим, - отреагировала Эля.

Видимо, слегка нервная обстановка привела к тому, что мы почти одновременно бурно кончили.

- Идите отсюда, видеть вас не хочу, - прорычала Эля.

Мы с Сережей пошли на террасу, улеглись на кровать, обнялись и уснули мертвым сном.

Следующим вечером мы с Элей пошли к «знахарке», о чем сообщили Сереже.

Все повторилось, как в прошлый раз, только Федор, видимо, был в ударе и минут через пятнадцать после первого сеанса он выебал Элю второй раз. Она бедная шла домой, едва передвигая ноги. Видимо, она несколько раз спустила, глаза у нее ввалились, вокруг них образовались синие круги. На полпути нас догнал Сережа.

- Элечка, что с тобой, тебе стало еще хуже? – спросил он.

- Да, мне плохо, но я думаю, завтра все пройдет, - ответила она.

Мы подошли к дому. Эля сказала, что хочет посидеть на воздухе, и села на скамейку рядом с входом на террасу. Мы с Сережей прошли на террасу, разделись, легли на кровать и стали ласкаться. Когда Эля вошла на террасу, где горел свет, я стояла на четвереньках, а Сережа энергично накачивал меня сзади. У Эли не было сил реагировать на это, и она прошла к себе в комнату. На другой день они уехали и больше я ничего о них не знаю.

- А еще какую-нибудь интересную историю, - попросили мы с Вовкой.

- У Вовки и так все время перец стоит, так яички могут заболеть. Ну-ка покажите мне, как вы третесь-то. Вазелина нет, ты намыль залупу и пройдет.

Вовка намылил залупу, я встала на четвереньки у края лавки, и Вовка стоя вогнал в меня свой писюль. Он быстро кончил, видимо сказалось возбуждение от бабушкиных рассказов.

- Молодцы, что быстро закончили. Вот еще одна моя история. Лет восемь назад у меня поселилась семья. Муж Павел Афанасьевич, доцент института, его жена Вера Васильевна, я не поняла, кем она работает, и их сын Виктор, школьник шестнадцати лет. Супруги спали не террасе, Виктор в большой спальне, а я в малой. Приехали отдохнуть на природе, позагорать, покупаться, поесть простой деревенской пищи, это уже была моя забота. На следующее утро после их приезда я вышла на улицу и вижу, что Вера Васильевна стоит у окна в спальню сына. Я приблизилась к ней, она приложила палец к губам и жестом подозвала к себе. Я подошла и увидела, что Виктор занимается онанизмом. Его кровать стояла у окна, нам с Верой была видна как раз та часть кровати, где рука Виктора ожесточенно гоняла шкурку его члена. Голову и ноги нам не было видно, соответственно и он не мог нас видеть. Мы дождались момента, когда раздались стоны и пульсирующая струя спермы вылилась на расстеленное на груди и животе полотенце. Мы тихонько отошли от окна и Вера Васильевна заговорила.

- Фая, я не знаю, что делать. Здоровый парень, метр восемьдесят росту, спортсмен, но совершенно закомплексован, с девочками не дружит, изводит себя онанизмом. И здесь с нами никуда не хочет ходить, ни на речку, ни в лес, только лежит и читает. Может, ты его расшевелишь, пусть он женщину почувствует. Я сама уже хотела под него лечь, да не знаю, как это сделать, сын ведь. У нас не такие близкие отношения, он разговоров о сексе избегает. Сидит, уроки делает и онанирует, да так увлекается, что ничего вокруг не замечает.

- А ты не пробовала сама перед ним раздеваться, ну чтобы он влечение к женщине почувствовал? – спросила я.

- Да пробовала. Спинку просила потереть, когда в ванне мылась. Однажды после ванны села к нему на кровать и попросила ноготь на ноге подрезать. Сижу в одном халатике, ногу задрала, ему протянула, вся красота моя на обозрение выставлена. Ничего. Спинку потрет, ноготь подрежет и ничего сексуального. Не видит он во мне женщину.

- Ладно, попробуем обратить его в нашу веру.

После обеда я объявила:

- Сегодня у нас баня. Витюш, ты поможешь мне ее приготовить? Там мужская сила нужна.

- Я тоже могу помочь, - возник Павел Афанасьевич.

- Мы с тобой отдохнем и в лес прогуляемся, - возразила жена.

- Спасибо, Павел Афанасьевич, мы с Витюшей справимся. Так ты согласен, Вить?

- Согласен.

- Тогда часа в четыре начнем.

В четыре часа я зашла в спальню к Вите. Он лежал на кровати голый с газетой на глазах. Я села к нему на кровать. Он проснулся, отбросил газету, сначала ничего не соображая, потом стал руками закрывать свое хозяйство.

- Да не тушуйся ты. Нам с тобой пора идти баню готовить. Ничего особенного я не увидела, меня трудно удивить, я такого добра много перепробовала. Чего ты испугался, у тебя же все там в порядке, вон какого красавца отрастил. Дай-ка я полюбуюсь.

С этими словами я левой рукой отвела его руки, а правой стала теребить его яички, ствол быстро стал наливаться кровью, окреп. Я взялась за него рукой, оголила залупу и слегка подрочила.

- Грех прятать такую красоту, - сказала я и, наклонившись, взяла залупу в рот и стала делать легкий минет. – Ну, вот ты совсем проснулся, - сказала я ошеломленному Вите, - одевай шорты и пошли топить баню.

Через пять минут мы с ним были у бани.

- Витенька, я сейчас вымою в бане пол, а ты наполни там бак водой и растопи печку. Дрова вон лежат, потом надо будет немного еще нарубить. Чурбаки там, с другой стороны сложены, а топор в предбаннике, - распорядилась я.

Я в предбаннике поменяла халат на старую рубаху мужа, ведро с водой и тряпку я приготовила заранее. Я стала мыть пол в бане, стараясь ориентироваться задом к двери. Вся моя жопа и то, что ниже были на виду. Витя вошел с ведром, чтобы вылить воду в бак и застыл в дверях.

- Ну что ты встал, вон бак. Ведер десять надо принести, - продолжала командовать я.

Он стал таскать воду, а я вымыла пол в бане, потом в предбаннике. Витя все носил воду и косился на меня. Когда я перешла в предбанник, он присел там на скамейку и стал откровенно меня разглядывать.

- Устал, милый, отдохни, - сказала я, приближаясь к нему задом, чтобы он получше мог рассмотреть мои прелести. Потом присела перед ним на корточки и стала отжимать тряпку. Перед ним открылась самая моя потайная часть. Сквозь волосы была видна красная полоска половых губ. Я нарочно двигала тазом и тужилась, при этом перед ним раскрывалось красное, уходящее вглубь отверстие. – Пора растапливать печку, - сказала я, чтобы привести его в чувство.

Мы стали вместе растапливать печку. Я сидела на корточках и укладывала в топку дрова, а Витя их подносил, садился напротив, и не столько помогал мне, сколько заворожено смотрел на мою пизду. Через час баня нагрелась.

- Пусть родители после помоются, беги за банными принадлежностями и первым опробуешь пар.

Витя убежал, а я плеснула водой на камелек, парная заполнилась паром. Появился Витя с пакетом.

- Давай раздевайся и на полок, - скомандовала я и вышла из бани.

Когда я услышала, что дверь в баню захлопнулась, я вошла в предбанник, сняла рубаху и вошла в парную. Витя лежал на верхнем полке и таращился на меня.

- Давай-ка я тебя веничком отхожу, - сказала я и стала хлестать его веником. – Теперь на спину поворачивайся. Вот так. Да не бойся ты за свое добро, я только грудь и ноги похлещу. Ну, теперь давай поменяемся, пройдись-ка веничком мне по спинке.

Мы поменялись местами, и Витя стал осторожно хлестать меня веником.

- Ну, все, хорош. Теперь давай я тебе спинку потру, - продолжала я командовать. Я намылила мочалку и стала мыть ему спину, бока, анус. - Поворачивайся, давай я и остальное тебе вымою, как маленькому.

Он повернулся ко мне лицом. Я мочалкой потерла его грудь и ноги, а потом руками стала намыливать его яички, отвердевший ствол, залупу.

- Теперь ты потри мне спинку, - сказала я, передавая ему мочалку и уперлась руками в лавку.

Витя стал намыливать мне спину, постоянно упираясь мне в зад своим членом, потом прижался к моему заду, разместив его между ягодицами. Я просунула руку между ног, взялась за его хуй и направила его в себя.

- Двигай, Витюш, осторожно, постепенно углубляйся, - руководила я процессом.

Он стал двигать задом и с третьего толчка вошел в меня по самые яйца. Я стала легонько подаваться ему навстречу и через некоторое время почувствовала, что завожусь.

- Тетя Фая, а спускать в Вас можно? - спросил он.

- Спускай, спускай милый.

Мы кончили почти одновременно. Потом помылись и вышли в предбанник. Я там приготовила квасу. Мы попили и присели на лавки охладиться.

- Вить, а ты уже с кем-нибудь ебался? – спросила я.

- Нет, это был первый раз. Не получаются у меня отношения с девушками. Да и как-то интереса к ним не было. С Вами как-то все просто, а там все какие-то условности. То не так сказал, то не так сделал.

- Да какие там сложности, для любой девушки ты как подарок, - сказала я, положив ладонь на его мужское достоинство и поглаживая его, - вон какую дубинку отрастил, а яички. Дай-ка я поцелую, - сказала я, опускаясь на колени и целуя его яички, ствол, залупу.

Он стал быстро приходить в боевую готовность.

- Тетя Фая, я еще хочу.

- Радость моя, да я с удовольствием. Но давай сделаем так. Освободим баню для родителей, а пока они будут мыться, мы с тобой дома на кроватке займемся любовью.

Мы так и сделали. Около дома сидели родители. Витя прошел в дом, а Вера отозвала меня в сторонку и стала расспрашивать.

- Ну что, получилось?

- Да нормальный мужик твой сыночек. Так мне влупил, что и сейчас еще из меня вытекает. Хотел еще раз меня в бане трахнуть, но я напомнила о вас. Мы сейчас с ним дома поебемся.

- Фаиночка, я хочу убедиться. Вы это сделайте на его кровати, а я загляну в окошко.

- Нет проблем. Идите мойтесь, а то баня остынет.

Минут через десять я голая вошла к Вите в спальню. Он тоже голый вскочил с кровати, стал обнимать и целовать мне грудь, шею. Я уложила его на кровать и стала делать ему минет. В окне нарисовалась Вера. Она с широко раскрытыми глазами наблюдала за процессом. Я легла рядом с Витей, он лег на меня, вставил в меня свой инструмент, а я закинула ему ноги икрами на поясницу, чтобы Вера увидела, как хуй ее сына ныряет в меня, а яички шлепают по моей жопе. Он меня долго накачивал, так что я успела спустить раньше его.

Вера, видимо, рассказала мужу о случившемся, потому что за ужином он с особенным интересом посматривал на нас с Витей. Несколько дней жизнь шла вновь установленным порядком. Вечером Витя приходил ко мне в спальню и мы два, а то и три раза занимались любовью. Я старалась обучить его разным позам, как надо настраивать женщину на секс, многое для него было откровением. Утром он тоже являлся ко мне с торчащим достоинством. А днем, когда у него возникало желание, он подходил ко мне и молча начинал гладить мне жопу, залезал под халат. Мы щли в его или мою комнату и занимались делом. Как-то раз я готовила обед, а Витя вошел на кухню, прижался ко мне сзади, стал гладить груди, живот, совать пальца во влагалище. Родители его загорали в саду. Я решила не терять времени, распахнула халат, стянула с него шорты, уперлась жопой и руками в стол, расставила ноги, а Витя вошел в меня и стал энергично накачивать стоя. В это время в кухне нарисовалась Вера Васильевна.

- Ах, извините, я только хотела узнать, скоро будем обедать?

- Минут через десять, - ответила я.

Витя не обратил на мать никакого внимания, продолжал меня ебать.

- На улице так жарко, я, наверное, перегрелась, что-то голова кружится. Можно я здесь посижу? – спросила Вера.

Ей никто не ответил. Витя продолжал меня накачивать, а меня стало разбирать. Вера села за стол и стала откровенно наблюдать за нашими действиями. Через минуту Витя задергался, и мы вместе кончили. Я вытерла ему хуй полотенцем, подтерлась сама, и мы стали готовиться к обеду.

На следующее утро Вера подошла ко мне с новой просьбой.

- Фая, у меня начались месячные, теперь проблемы с мужем. Мне не хотелось бы портить ему отдых. Ты не могла бы ему помочь размагнититься. Ему разок в сутки спустить – вполне достаточно. Конечно, за дополнительную плату.

- Чего же не помочь хорошему человеку. Пусть скажет, когда надо.

- Фая, а ты не могла с ним это разок сделать на Витиной кровати. Я хочу посмотреть, как мой благоверный выглядит со стороны.

- Сделаем.

На следующий день Витя куда-то уехал на автобусе, а его родители после завтрака собрались позагорать в саду.

- Фая, сейчас я его к тебе пришлю, - шепнула мне Вера.

Я стала убираться в Витиной комнате. Минут через пять вошел Павел Афанасьевич.

- Фаечка, извините меня, пожалуйста, это все Вера придумала. Она считает, что воздержание для меня вредно и сказала, что Вы согласились помочь нам в этом.

- Абсолютно верно, Вера Васильевна права, а мне, одинокой женщине, будет приятно пообщаться с таким интересным мужчиной. Раздевайтесь, Павел Афанасьевич, и ложитесь на кровать.

Он разделся и лег на кровать, я сбросила халат и осталась в чем мать родила. У него, видимо от неуверенности в себе, член превратился в тряпочку. Я села на кровать рядом с ним и стала перебирать руками его яички, подрачивать хуй. В окне нарисовалась Вера. Она одобрительно кивала головой. Павел Афанасьевич стал оживать, член напрягся. Я оголила залупу, взяла ее в рот и стала делать минет. Вера уважительно закивала головой. Павел Афанасьевич окончательно окреп, я легла под него, как в прошлый раз с Витей, закинула ноги ему на спину, давая Вере возможность полюбоваться, как ее суженый ебет чужую бабу. Он достаточно быстро кончил, потом еще какое-то время полежал на мне и поднялся. Я вытерла тряпочкой его хуй и свою промежность.

- Фаечка, все было великолепно. Знаете, я независимо от состояния Веры, хотел бы к Вам заглядывать, - расшаркался он.

- Милости просим, всегда буду рада Вам помочь.

- Вы у нас прямо как семейный доктор, и сына излечили от комплексов, и отцу помогли. Еще раз, большое спасибо.

После этого мы один-два раза в день ебались с ним, то в бане, то в других укромных местах.

Дня через три Вера опять обратилась ко мне с просьбой.

- Фаечка, я как увидела вас с Витей, мне страшно захотелось лечь под него. Ну, прямо зудит там. Как бы это сделать? Сейчас самое время, у меня месячные закончились, безопасные дни, Витенька мог бы спускать в меня, ничего не опасаясь. Понимаешь, Павел Аркадьевич часто бывает в командировках, да и как мужчина он не очень. А тут родная кровинушка, и мама сыночку поможет размагнититься, и сыночек мамочку порадует. А то на работе у меня одно старичье. Никаких радостей.

- Давай так. Сегодня организуем баню, как прошлый раз, только ты мужу ничего не говори. Как увидишь, что мы с Витюшей пошли мыться, через некоторое время раздевайся и заходи к нам. Там разберемся.

К вечеру мы с Витей истопили баню и пошли с ним париться. Я охаживала его веником, когда в парную вошла голая его мамаша.

- Я тоже хочу с вами попариться, - заявила она.

- Витенька, отходи-ка мамочку веником, - предложила я.

Вера забралась на верхний полок, и сын стал нахлестывать ее веником.

- Фу, все, хватит, - сказала Вера, садясь на полок с широко раздвинутыми в коленях ногами. У Вити перед лицом оказалась мамина пизда, да еще в раскрытом виде. Он уставился туда, как завороженный. – Вот из этой дырочки ты, Витенька, на свет появился, а может она тебе еще на что-нибудь пригодится.

- Вить, помой маме спинку, - предложила я.

Вера слезла с полка и уперлась в скамейку руками. Я намылила мочалку и подала ее Виктору. Он стоял с торчащим членом, плохо соображая, что происходит. Он стал намыливать матери спину, стараясь не задеть ее членом, но то и дело упирался им в ее жопу.

- Вер, помоги сыночку-то, а то он из-за торчащего члена до тебя не дотянется никак, - посоветовала я.

Вера просунула руку между своих ног, ухватила сына за хуй и направила его в себя. Я подтолкнула его в зад.

- Давай, помогай мамочке.

Виктор задвигал задом, постепенно приходя в себя.

- Не спеши, сыночек, у меня тоже подходит.

- Мам, а спускать в тебя можно?

- Спускай, милый, не бойся.

Потом мы сидели в предбаннике и пили квас. Вера все время держала руку под животом у Виктора, играя с его причиндалами.

- Фаечка, спасибо тебе. Ты нам так помогла. Сынок, надеюсь, ты больше не будешь заниматься онанизмом. Будут трудности, мамочка всегда тебя выручит. И с папой Фаечка помогла, пока у меня были месячные, папа размагничивался с Фаей. Он и сейчас ее поебывает, я не против, пусть и для него будет какое-то разнообразие. Ты знаешь, я видела в окно, как ты ебал Фаечку, и мне страшно захотелось оказаться на ее месте. А с кем тебе больше понравилось?

- Да с обеими было хорошо.

- Ой, Витенька, у тебя опять встает. Я хочу с тобой в кроватке поласкаться. Пошли скорее домой, - засуетилась Вера, - только, ребята, муж ничего не должен знать о нашей с сыночком близости. Мы послезавтра уезжаем, а завтра давайте устроим баню и прощальный вечер.

Мы пошли домой, Павел Афанасьевич поинтересовался, где это мы пропадали. Мы сказали, что готовились к завтрашней бане. Вера с сыном вошли в дом, а я развесила мокрое белье и пошла полюбоваться на маму с сыночком. Когда я подошла к окну, Вера энергично насасывала сыну хуй. Мы встретились взглядами, она улыбнулась и стала подрачивать Витин хуй, хотя необходимости в этом не было, он аж дрожал от напряжения. Витя взобрался на мамочку и стал ее накачивать. Вера для меня положила ноги сыну на поясницу и я наблюдала, как хуй сына ныряет в лоно матери, а его яйца мягко ударяются о ее жопу. Они ебались долго. Вера стонала, рискуя быть услышанной мужем, а я наслаждалась зрелищем. Когда они кончили, Вера облизала сыну хуй, подтерлась и пошла к мужу.

На следующий день мы с Виктором приготовили баню, пошли мыться все вчетвером.

- Мальчики, мы все очень благодарны Фаечке, вы сегодня должны с ней тепло попрощаться. Я видела в окно, как вы оба натягивали ее, поэтому меня не надо стесняться, я буду только рада за Фаечку, потому что я сама ее таким же образом не могу отблагодарить, - высказалась Вера.

Павел Афанасьевич и Витя по очереди выебли меня. Отец сзади раком, а сынок спереди в стояка. Потом мы ужинали с выпивоном. Вера сказала, что оставляет нас с Павлом Афанасьевичем на час одних на террасе и ушла с сыном в его спальню. Я долго трудилась над достоинством Павла Афанасьевича, приводя его в чувство, но все же мне это удалось и мы еще разок поебались с ним. Из Витиной комнаты раздавались громкие стоны Веры. Павел Афанасьевич прислушался к ним.

- Это она с Витькой ебется? – спросил он. Я кивнула головой. – Вот ненасытная. В санатории всегда одна ездит, ебется там, как кошка. Все старается поюжнее поехать. Мне рассказывали, как ее мужики хором ублажали. Да пусть, при такой потребности она не только сына, внуков в своей пизде утопит, а одного меня на нее не хватит. Она всех сантехников и электриков в домоуправлении знает, вызывает их якобы для устранения аварии, ебется с ними и платит, как за работу. Зато все проблемы решаются вне всякой очереди. Как-то прихожу домой - из квартиры таксист выходит и застегивает ширинку, а моя благоверная в голом виде провожает его. Я, говорит, деньги забыла, пришлось подниматься в квартиру за деньгами. А почему голая? Так получилось. Она, небось, говорила, что у нее нет любовников. У нас сосед появился, двумя этажами ниже, азербайджанец, рыночный босс какой-то, так она к нему, то за солью, то еще за чем-нибудь на минуточку ходит и по два часа пропадает. Он мужик здоровый, один живет. Девки у него не переводятся, но он видимо ебет все, что движется. Как-то вернулась от него злая, и сразу в ванну, утром в больницу пошла. Я подозреваю, что он ее в жопу выеб. После этого она перестала к нему бегать, да и у него жена молодая появилась. Ладно, сейчас уже поздно что-то менять. Мы завтра после завтрака уедем, так я утром приду к тебе, ладно?

- Конечно, приходи.

Рано утром он пришел ко мне в спальню, мы стали ебаться и тут я нечаянно ногой опрокинула табуретку. Через минуту нарисовался голый Виктор.

- Доброе утро. Папуля, ты раньше меня Фаечку натянул?

- Подожди, сынок, я скоро кончу, пойди мамку разбуди.

Виктор подумал и побрел на террасу. Вскоре оттуда стали раздаваться Веркины стоны. Павел Аркадьевич спустил, поднялся и тоже побрел на террасу.

- Посмотрю, как мать с сыном ебется, - заявил он.

На террасе Виктор лежал на кровати, а на нем сидела его мать, ритмично поднимая и опуская таз.

- Как у вас здорово получается. Вер, ты со мной никогда так не ебалась, - заметил вошедший отец.

- Паша, не мешай, потом поговорим, - ответила Вера, ритмично двигая задом.

Я тоже вышла на террасу полюбоваться этой картиной. Надо сказать, я позавидовала Вере, в ее годы такой способ осуществить не просто. Павел Афанасьевич привлек меня к себе и стал поглаживать груди и то, что пониже, а я стала теребить его причиндалы. Через некоторое время его член стал оживать. Я уперлась руками в кровать рядом с Верой, а он попытался войти в меня сзади. Но ничего не получилось, после нескольких толчков член у него скукожился и поник. Все-таки возраст берет свое. Виктор стал спускать, и Вера быстро-быстро задвигала задом.

- Сыночек, кровиночка моя, спускай, спуская в мамку. Ах, как приятно. Теперь дома вы меня в два смычка пилить будете. Такая музыка мне нравится, - запричитала Вера.

- Да тебе целый оркестр нужен, - отозвался муж.

- У тебя сейчас с Фаечкой не получилось, вот ты и злишься, - ответила она.

После завтрака они уехали.

Года через два смотрю, к дому подъезжает легковая машина и из нее вылезает Виктор. Оказалось, они купили машину и в основном на ней ездит Виктор. Он остался у меня ночевать. Мы истопили баню и наеблись, сколько его душе было угодно. Уезжая, он предупредил, что будет приезжать ко мне с друзьями. И, правда, они одно время часто приезжали. Когда с девчонками, то я только готовила им баню и еду. Тут весь дом стонал от ебли. В этом случае Виктор от меня держался в стороне. А когда мальчишник, то трех-четырех парней я одна обслуживала. И в бане, и потом всю ночь куролесили. А когда их было больше, я звала на помощь Полину. У нее трое детей, муж на север завербовался, она с удовольствием мне помогала. Потом эти ребята перезнакомились со всеми девками у нас и в соседних деревнях и те с удовольствием им подмахивали. Ребята видные, интеллигентные.

Последний раз он приехал с женой, очень красивая молоденькая девочка. Я им приготовила баню, посидели за столом. А ночью Виктор пришел ко мне и мы в последний раз поебались. Утром они уехали и больше я о них ничего не знаю. Спросила про мать. Сказал, что первое время только с ней и ебался. Она часто даже спать ложилась с ним, а не с мужем. Потом появились девочки, и мама отошла на второй план. Но все-таки он ее частенько поебывает даже после женитьбы. Он ей очень благодарен за все, что она для него сделала.



Сделать лавку в баню своими руками

Сделать лавку в баню своими руками

Сделать лавку в баню своими руками

Сделать лавку в баню своими руками

Сделать лавку в баню своими руками

Сделать лавку в баню своими руками

Сделать лавку в баню своими руками

Сделать лавку в баню своими руками